sepulka5 (sepulka5) wrote,
sepulka5
sepulka5

МОЯ АВСТРАЛИЯ

Побывать в Австралии – это равнозначно побывать на другой планете.

Вот я на ней и побывала. Давно это было. В 1996 году.

Немного истории. У меня в жизни случилось как в русской поговорке: не было ни гроша, да вдруг алтын. Всю жизнь прожить в бедности, в такой, что порой не было 1,5 рубля на чулки капроновые. Зато вырастила умного хорошего сына, порядочного человека. В 1995 г. он с женой прочитал объявление в газете о том, что  австралийское правительство оказывает благотворительную помощь всем бывшим соц.странам и приглашает молодых людей, знающих англ.язык, пройти в их посольстве в Москве отбор по интеллектуальным способностям и здоровью, чтобы в дальнейшем обучаться в Австралии бизнесу.

Я, разумеется, ничего об этом не знала. Они просто уехали на пару дней в командировку, оставив  меня со своим 8-ми летним сыном. Спустя полгода, в апреле, незадолго до Пасхи, они получили сообщение срочно прибыть в Москву и оформить все документы.

Согласно договору австралийское правительство оплачивало все: и дорогу в оба конца, и в течение 7 месяцев учебы стипендия  по 1 тыс. долларов на человека, и 1 гостевая виза. Вот так! Они отправились в Австралию, а мы с внуком, как кулики остались на своем болоте, т.е. в Петербурге.

  В июле у них был небольшой перерыв в учебе и они оформили из Австралии нам с внуком визы и оплатили дорогу в Австралию в оба конца. Они экономили, как могли, чтоб собрать деньги на наше пребывание и поездки по всему штату Виктория, т.к. учились они в Мельбурне.

 Честно, я очень не хотела туда лететь. Была такая песня времен моей молодости: Не нужен нам берег турецкий. Чужая страна не нужна.

  2-е суток в дороге. Только в воздухе 1,5 суток. С ребенком-аллергиком. С 2-мя пересадками в разных странах. Мне трудно было это представить, а деваться некуда было.

И вот мы в Мельбурне, в аэропорту, в том месте, где  «люди ходят на голове», как в «Алисе в стране чудес»

 За время моего пребывания , целых 40 дней, со мной происходило много смешного. Начало было положено в аэропорту.

Набедствовавшись и наголодавшись за всю свою долгую жизнь, а мне тогда было уже 58 лет, и прожив в стране Советов, где на каждом шагу тебя ожидают неприятные неожиданности, я спрятала в сумочку все, что мы с внуком не доели в самолете. На всякий случай. И вот мы в  аэропорту Мельбурна. В зале после выхода из самолета было много  пассажиров , говорящих на разных языках. Русская речь не была слышна.  По залу ходила женщина-работник аэропорта с маленькой невзрачной собачкой, типа маленькой дворняжки. Они обходили всех пассажиров, когда подошли ко мне, эта дворняжка сделала на меня стойку. Работница обратилась ко мне, мол, что у вас в сумке. Я растеряно оглянулась, испугалась, не понимая, что же от меня хотят, достала те недоедки, которые припасла «на черный день». Работница дала собаке понюхать, а я, стыдясь этих запасов и забыв нужные слова на английском, пыталась ей, как немая, на пальцах объяснить, что это надо выбросить. Когда они отошли от меня, я вздохнула с облегчением. Только потом мне объяснил сын, что в Австралию АБСОЛЮТНО НИЧЕГО нельзя привозить без санитарного контроля. Так в Австралии берегут свою природу и боятся всяких чужеродных микробов, чтоб не навредить ей. Этому можно только восхищаться.

По-настоящему мы попали на другую планету.

Отдохнув после 2-х суточного перелета, мы поехали в зоопарк. Нет, это и не зоопарк, и не зоосад в российском понимании. Это простор и свобода для всех: и для посетителей, и для животных. Находится он в получасах езды от города. Туда приходят целые семьи на весь день с маленькими детьми, с детскими колясками, с запасами еды. Звери гуляют  свободно за оградами, я клеток не видела, но видела удивительных, невиданных  прежде животных.

Моему восторгу не было предела. Я с детства люблю  животный мир. Меня с трудом отрывали от каждого животного, я готова была стоять у решетки целый день и наблюдать.

Уже моя молодежь устала, а я любовалась этими уникальными животными.

Затем мы ездили по всему штату Виктория, а он, пожалуй, равен Ленинградской области.

Этот штат мне очень напомнил мою  малую родину Украину, широкие просторы, открытые пространства и солнце. Хорошее доброе солнце. Хочу заметить, что улетали мы из Петербурга летом в конце июля. Июль был как всегда не очень добрый: дожди, температура воздуха +14-16. Прибыли мы в Австралию, когда там была зима. И те же +14-16, но без дождей и холодных ветров., т.е. акклиматизироваться не пришлось, а к разнице в  6 часов я привыкла сразу после первого отдыха. Сын мой впоследствии рассказывал, что они привыкали 3-е суток. 2 недели перерыва в учебе моих студентов мы много ездили и много мест посетили. Экскурсии там дорогие, но, поверьте, они стоят того. В горах, в дождевых лесах нас приветствовали попугаи, совершенно непуганые, которые садились на наши руки и  головы. Их  было  много, как в России воробьев. Они размером с наших голубей, разноцветные, любопытные и неугомонные. По дороге в дождевые леса нас завезли на кенгуровую ферму, которую держат специально для туристов. Мы кормили их, трогали их шкурки и фотографировались рядом с ними. Затем ездили  на Сафари. Разумеется, это не Африка. Но огромнейшие пространства, заселенные различными дикими зверями, бродящими под открытым небом, нас впечатляли и поражали. Из автобусов выходить было нельзя – дикие звери все-таки, хотя и привыкшие к появлению людей в автобусах: и носороги, и слоны, и бегемоты, много-много других, которых мы видим лишь в кино или в жутких клетках наших зоопарков. Огромнейший страус даже не побоялся подойти к автобусу, но нас предупредили и попросили закрыть окна, так как они могут и долбануть своим тяжелым клювом.

Одна наша экскурсия была посвящена пингвинам, выходящим из океана. Отправлялись вечером, переправлялись морем на остров, где у пингвинов находятся гнезда. Эта экскурсия так и называлась «Парад пингвинов». На берегу были установлены деревянные платформы на небольшой высоте. На платформе был установлен яркий фонарь, свет которого был направлен на океан. Нам всем выдали теплые одеяла, чтоб мы не замерзли в ожидании появления пингвинов. И мы стали ждать, когда совсем стемнеет, и они начнут выходить из моря к своим гнездам на ночлег. Весь день проведя в море, они после заката идут на отдых. Около океана было очень холодно. И вот показался первый пингвин, самый смелый. Увидев направленный на него свет фонаря, он все же испугался и вернулся в океан. Народ на платформе зашумел: Вот еще один! Вот еще парочка! И тут пингвины пошли вначале по одному, потом все больше и больше стали выходить из океана. И пошли толпой, под нашими платформами, под нами, к своим кустам, к своим местам отдыха. Незабываемое зрелище!

        Нет,  невозможно пересказать все увиденное и перечувствованное в Австралии.

      В самом центре Мельбурна находится преогромнейшее здание Музея Виктории.

      Этот музей не обойти и за один день. Там собрано так много, что невозможно все вспомнить и перечислить. Тут и кости динозавров, найденных на этом острове-материке,  история и искусство аборигенов, планетарий, где я впервые увидела и узнала, где находится Южный Крест. Он, как в северном полушарии Полярная звезда, является знаковым и определяющим. В прежние столетия моряки ориентировали свои корабли по Южному Кресту. Как-то ночью я специально вышла из дома, чтоб найти на небосводе этот Южный Крест, так он мне запал в душу.

      Я посещала этот музей трижды. А живи я там, я бы ходила туда как минимум каждый месяц. Второй раз мы пошли только с внуком, когда его родители ушли на учебу.

  И тут с нами приключилась очень забавная история. В этом

      музее есть отдел специально для детей, для их развития, куда приводят  полностью

целые классы и детсады. Здесь они узнают, как работает организм человека, из чего он состоит. На компьютере можно попробовать собрать из разных частей человека, став на весы, и  узнать сколько в твоем организме воды, собрать из косточек динозавра или других животных, узнать об их жизни и много-много полезных вещей, как для детей, так и для взрослых. Когда мы пришли 1-й раз, там было  много детей. И мы, погуляв по музею 5 часов, ушли, не изучив внимательно это детское отделение. Следующий раз мы пришли уже только с внуком вдвоем и несколько позднее. Снова побродив по музею пару часов, мы подошли к детскому отделу, детей становилось все меньше, наконец, мы добрались до компьютера и стали изучать все, что там можно было сделать и понять. Сидели долго и не заметили, как вокруг нас совсем не осталось детей. Мы с внуком и смеялись при каждой неудаче, и огорчались. Я периодически посматривала на часы, т.к. знала, что музей закрывается в 18 часов. До 18 оставалось еще полчаса, и мы спокойно продолжали играть и узнавать нечто интересное для нас. В какой-то момент мы с внуком очень громко рассмеялись. И тут.. вошла женщина с широко открытыми глазами, объясняя, что этот детский отдел уже полчаса, как закрыт, мол, он работает до 17 часов. Нас, оказывается, закрыли! А тут обнаружили!

Я стала извиняться, что мы не знали этого, что приехали из далекой России, из Петербурга. Женщина нас поняла и извинила. Она была так  доброжелательна, так мило улыбалась. Я тогда подумала: случись это в России, нас бы обругали на чем свет стоит, да еще и милицию бы вызвали. И когда я уже одна пришла в третий раз, эта самая женщина меня вспомнила, узнала, заулыбалась и показала мне на часы, мол, помните о времени. Если бы я жила в Мельбурне, я бы посещала этот музей как минимум  каждый месяц – настолько там интересно. И что меня там удивило – это то, что на некоторых экспонатах написано: touch me – прикоснись ко мне, т.е. поторгай руками. И детям, и взрослым  порой так хочется что-то потрогать, прикоснуться руками. А на полу всего музея нарисованы драконьи лапы, указывающие направление, куда итти.  Потрясающий музей!

 Как-то объявили, что в городе планируется выставка животных. Мы с внуком, разумеется, пошли на эту выставку. Кроме обычных кошек и собак, о которых рассказывали и показували, были и животные местной фауны:  валаби (средние кенгуру), вомбаты, редкие птицы и насекомые, утконос и многое другое. Было чрезвычайно весело интересно. В одном месте  демонстрировали  дрессированных собак.  В отгороженном вольере находилась женщина и с нею, видимо, несколько прирученные валаби и вомбат. Интересно было за ними наблюдать вблизи.Вомбат – это то ли свинка, то ли мишка. Он бегал по вольеру, то забирался к служительнице на руки, то подбегал к валаби и мешал   ему размышлять о жизни. Валаби, возмущенный этой живой помехой, отстранялся, отпрыгивал или спокойно лапой отстранял от себя это маленькое назойливое существо.

Не могу не написать об опоссумах, которые живут рядом с людьми и много приносят неприятности жителям отдельных домой,перегрызая электропродку в домах и устраивая таким образом пожары. Но уничтожать их категорически запрещено, их должны ловить и отдавать в специально для них отведенные места, иначе будет назначен большой штраф. Опоссумы, как и вомбаты, кенгуру и прочие животные – сумчатые. В 15 минутах от нашего дома был небольшой парк, где они обитали на природе и охранялись законом. Ежевечерне после заката мы шли в этот парк посмотреть на них и покормить, брали с собой хлеб, морковь, капусту или арбуз. Эти ночные животные живут на деревьях, но могут спускаться и на землю. Своих уже родившихся малышей, выползших из сумки на их животе, они носят на спине. После заката, увидев где-то появившихся людей, они вылезают из своих гнезд на деревьях и спускаются по деревьям за кормешкой-подачками, иногда со своими детенышами на спинах, цепляясь хвостами и задними лапами за дерево, а передние лапы протягивают за едой. Один раз мы принесли им куски арбуза. Как мы смеялись, над одной мамашей с малышом на спине: она взяла кусочек в переднюю лапу и начала есть, а детка со спины тоже пыталась добраться до этого кусочка, но мамаша ему ничего не давала, только отмахивала его мордочку своей свободной передней лапой, мол, отстань, и продолжала свою трапезу. А в другой раз мы стояли около одного дерева и кормили опоссумов на дереве. Вдруг кто-то стал трогать меня за штанину брюк, я посмотрела вниз: оказалось, это пришел опоссум по земле и трогал меня, чтоб я и его покормила.

Нельзя не вспомнить о коалах. Удивительные мишки, живущие на деревьях и питающиеся только эвкалиптовыми листьями. Нас возили в эвкалиптовый лес, где была устроена специальная площадка на высоте небольших деревьев для туристов. Эксурсовод попросил нас не шуметь и не беспокоить этих мирных животных. На деревьях обитали коалы и вели довольно сонный образ жизни, кто с детками на спине, кто в счастливом одиночестве. Одному из этих коал вздумалось перебраться на другое дерево, по земле, а для них это крайне тяжелое действо. Сделав два косолапых шага, он садился на пятую точку и отдыхал пару минут, затем снова делал пару шагов и снова отдыхал. Наблюдать за ними хотелось еще и еще, но нас экскурсовод подгонял и нам пришлось уехать. Большое количество коал погибают в огне, когда горят леса, а горят они в Австралии довольно часто. А кенгуру отстреливают, т.к. их развелось чрезвычайно много, они портят поля и посевы и мешают овцеводчеству. Шкурки их продают во всех меховых магазинах.

  Теперь о самом городе Мельбурн. Город-сад.

Город растянулся на много километров вдоль океана. Архитектурой город не  богат. Построен, как наш Петербург, с прямыми линиями улиц. Захочешь заблудиться – ничего из этого не выйдет. Я пыталась, даже ночью бродила. Одна. Совсем не страшно и легко ориентироваться. Дома, в основном одно- и двухэтажные. В самом центре города находится Бизнес- центр, огромнейшие высотки, все из стекла и металла. В нем жизнь течет только в рабочие часы. После 18-19 часов жизнь там не просто замирает, а умирает. Нет никого и ничего, кроме гордо возвышающихся над городом высоток. Я туда заходила ночью: ни обычных людей, ни полиции там не встречала. Пусто. Также в центре города есть огромный костел, красивый снаружи и простой внутри. Я заходила туда в выходной день, хотела посмотреть службу. Ничего интересного. Благодаря Генриху VIII, отказавшемуся от католического Папы и назначившего англиканскую Церковь, в  этом костеле проходила обычная протестантская служба: в алтарной части стояли столы и там заседали священники, а в зале сидели простые смертные прихожане. Это напомнило мне советские партийные заседания. Я немного посидела и ушла. Как-то набрела и зашла в Армянскую церковь. К сожалению, служба там уже закончилась. Походила внутри, посмотрела. Похожа внутри на православную церквушку , а снаружи обычный одноэтажный домик с крестом на крыше.

Через весь город течет небольшая, но довольно бурная речка, метров 15-20 шириной, с очень желтой водой под названием Yarra-Yarra. На деревьях по берегам реки живут все те же вездесущие опоссумы. Днем они спят в  дуплах деревьев, но если хорошо присмотреться, можно увидеть где-то свисающий хвост, где-то мордочку.

Мельбурн называют город-сад. На каждом углу есть парки и сады. Куда ни повернешь, куда ни глянешь – сплошная зелень. И какая! Я впервые увидела такое разнообразие зеленого цвета. И каждый листочек жирный, как- будто маслом смазан. А ведь там в августе была зима. И погода забавная. Говорят, в Петербурге переменчивая погода. В Мельбурне погода меняется каждые 10-15 минут. Светит ясное яркое солнце, на набе ни облачка, вдруг набегают черные тучи и 10 минут идет проливной дождь. Как только он заканчивается, снова небо чисто и безоблачно, тепло и асфальт совершенно сухой. Как и куда ушла вода – непонятно. И так каждые 10-15 минут. Два раза за 40 дней ночью выпал малюсенький град, величиной меньше горошины. Для австралийцев это уже “disaster”- настоящая беда и несчастье. И у них все «дизастер». По каждому малейшему поводу. Мы всегда смеялись: им бы наши постоянные российские дизастеры, не прекращающиеся ни в какое время года. Произношение  у них немного отличается и от английского, и от американского. Как-то по их ТВ услышали фразу, что какой-то их деятель « went to hospital» ( мы услышали – ту дай – т.е. умереть) – отправился в больницу умирать! Ан нет. Они произносят today, как  to die, то есть «сегодня», как «умирать».

Да, мы много там смеялись. Один раз мы с внуком  без его родителей пошли в супермаркет, нам необходим был арбуз для наших ночных попрошаек-опоссумов. Арбузы там такие, как среднеазиатские дыни – большие и продолговатые. Но нам не надо было так много. Я спросила у продавца, можно взять половину арбуза, он попросил показат на тот арбуз, который мы хотим. Мы указали и спросили: если нам не понравится, можем ли мы от него отказаться. Как в России – берем, а дома его выбрасываем, т.к. он неспелый. Продавец ответил утвердительно, взял арбуз и пошел в подсобное помещение. Потом вынес половину, уже обернутую в целлофан и отдельно отрезанный кусочек на пробу внуку. А арбуз-то спелый красный. Внук с умным видом съел этот отрезанный ломоть и утвердительно закивал. Вот это обслуживание! Россиянам поучиться бы такому обращению с покупателями. А как-то в этом же супермаркете 5 продавцов работали на нас с внуком – искали манную крупу. Искали долго и нудно, но нам спешить было некуда: внук катался по всему маркету на тележках, а я стояла и про себя хохотала. Можно подумать, что мы бы умерли от голода без этой манной крупы. Ее нашли и долго извинялись перед нами.

Да, народ там иной. И отношение к людям такое, о котором мы в России можем только мечтать. Но меня удивляла некрасивость людей. Ни женщин, ни мужчин красивых или хотя бы просто привлекательных я не видела.

Но чистота везде идеальная. Возможно потому, что там за всякую мелочь назначены большие штрафы «Fine».

Что еще меня удивляло: я нигде не видела детей без сопровождения взрослых, как в России, бегающих без присмотра по улицам и дорогам. Не видела ни разу ни бомжей, ни пьяных, ни просто пьющих на улицах из бутылок. А ведь эта страна начиналась с преступников, которых высылали из Англии. За 2-3 сотни лет так преобразить неведомый край и изменить менталитет людей.

Я восхищаюсь этой страной, я живу ею. Мне  очень не хотелось уезжать оттуда. Я даже просила своих «студентов» каким-то образом зацепиться в этой стране и не возвращаться в Россию. Я НЕ СКУЧАЛА по своему болоту под именем Россия. Когда я ступила на землю в аэропорту Пулково, вышла на площадь, увидела свинцовое небо, ощутила на лице капли то ли мелкого дождя, то ли тумана, я заплакала от огорчения моего возвращения сюда.

Когда мы с внуком летели обратно, я в самолете даже сочинила маленькое стихотворение на англ., некоторое подражание Роберту Бернсу «Мое сердце в горах». Строки примитивны, как и мой англ.язык, но зато идут от моего сердца:

My heart’s in Australia

My heart isn’t here

My heart’s in Australia

This country’s my dear.

I love my Australia

Wherever I go

I dream of Australia

Whatever I do.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments